bodeh: (думает)
Перечитываю ЛЛео "про идеи в литературе" и кажется мне, что он всё же разделяет идею и допущение. И что допущение не может порождать полностью зависимую от него идею.

"Пропеллер на спине, который позволяет человеку летать, — это не сюжет. Необходимо придумать увлекательную историю про одинокого Малыша с недостатком родительского внимания, которому очень нужен тайный выдуманный друг, и Карлсона — капризного проказника с мотором. Вот тогда родится сюжет, в котором станет уже не важно, что это был за пропеллер и как устроен мотор — встраивался через позвоночник в кишечник или это просто коробка, пришитая сзади к штанам. И если бы Карлсон не умел летать, а просто ловко ползал по стенам, это бы сделало книгу не сильно скучнее, потому что ее центральная конструкция почти не связана с мотором".

Или я не прав в своей оценке "кто на ком стоит"?

bodeh: (думает)
Это странно, но обсуждая вопросы «интеллектуальной собственности», люди спорят в основном о прибыли и забывают главный аргумент – просвещение.
Возможность выбора, доступность, изобилие книг – вот что дало толчок развитию образования в США в 19 веке. Люди могли позволить себе читать, и уровень грамотности стал расти. И даже больше: будущие американские классики были воспитаны на этих книгах по 6-центов-за-штуку. Кто знает, как выглядела бы сейчас американская литература, если бы 150 лет назад книги Диккенса стоили 2.50$?


И ведь это правда: жадность человеческая наносит вреда гораздо больше, чем "пиратство".

  • Не было бы таких высоких цен на книги (зачастую никак не коррелирующих с качеством текста или издания).

  • Не было бы столь вырвиглазных иллюстраций, сляпанных в фотошопе из честно украденных картинок;

  • Не издавали бы тексты в авторской редакции, экономя на редакторе и корректоре;

  • Не писались бы тьмы и тьмы одноразовых текстов для наискорейшего издания пока тема не остыла;

Или жадность тут вовсе ни при чём?


З.Ы. Разгоревшаяся дискуссия в комментариях блестяще подтвердила главную мысль цитаты: люди спорят в основном о прибыли и забывают главный аргумент – просвещение.

З.З.Ы. «Вот ведь как все же интересно: любая дискуссия о литературе неизбежно заканчивается проверенным и неодолимым тезисом "сам дурак"». (с) Галина Юзефович
bodeh: (волнение)
На другой день после представления какой-то трагедии Александра Петровича Сумарокова, к его матери приехала некая дама и начала расхваливать вчерашний спектакль. Сумароков, сидевший тут же, с довольным лицом обратился к даме и спросил:
– Позвольте узнать, сударыня, что же вам больше всего понравилось?
– Ах, батюшка, дивертисмент.
Сумароков вскочил в бешенстве и сказал матери:
– Охота вам пускать к себе таких дур! Подобным дурам только бы горох полоть, а не смотреть высокие произведения искусства!
С этими словами он убежал из комнаты.

Стоит ли удивляться, что нынче из дивертисмента состоит 99% произведений? Ведь расхваливают.
bodeh: (думает)
В очередной раз убедился, как много я не знаю.
Совершенно случайно наткнулся на отличную статью В. Ревича "Нуль-литература" и на статью АБС "Кое-что о нуль-литературе", по прочтении которых смог для себя сформулировать, в чем главная опасность нынешнего застоя в литературе.

Как оказалось, плохой литературы было много уже давно, даже при Михаиле Евграфовиче Салтыкове-Щедрине она уже вовсю цвела и пахла. Во многом потому, что "писать нуль-литературу очень легко. Какие уж тут муки творчества... Ее можно выдавать километрами, милями, кабельтовами...", "годы вольного книгоиздательства выявили и для нашей страны занимательнейшую закономерность - чем хуже написана книга, тем больший спрос она имеет. В этом виноваты, конечно, читатели, но их так воспитали".
Но сейчас это усугубилось еще несколькими факторами:
  • возможностью для любого, мнящего себя писателем, выплеснуть своё слово на всеобщее обозрение в Интернет, а при некоторой толике везения - и влить его в уши всем доверчивым читателям
  • окончательной коммерциализацией издателей и писателей
  • тотальным обнищанием - как материальным, так и физическим - исчезновением среднего класса, который достаточно обеспечен, чтобы думать о чём-то, кроме денег, но недостаточно богат, чтобы утратить стремление к развитию
  • и, пожалуй, главная опасность: полное отсутствие ориентиров на лучшее.

Нет, конечно, хорошая литература есть - классика никуда не делась, даже стала доступнее. Но в опоре на классику всегда есть элемент "несовременности", "немодности" и "застоя". Наверное, есть некоторый процент и среди современной литературы, которая могла бы задать такие ориентиры - но о ней никто не говорит. Даже те, кто находит что-то выше среднего уровня.
Почему? Во-первых, ругать - проще. Во-вторых, если хвалить что-то неидеальное, обязательно найдется обесцениватель, который начнёт тыкать в недостатки и кричать, что это хвалить нельзя. Потому что - во-первых. В-третьих, есть риск ошибиться, принять желаемое за действительное, похвалить лишь кажущееся хорошим. И это полностью обесценит любые советы по ориентированию, как будущие, так и прошлые. Ну и в-четвертых, где взять уверенность, что ориентиры советчика верны?

А между тем, всё глуше голос тех, кто может ориентироваться хотя бы на классику. Скоро и его не будет слышно.

Куда грести будем?
bodeh: (prodigal sorcerer)
"Три книги в год - иначе не выжить. И пусть две из трех будут халтурой, массовым чтивом, космическими операми и фэнтези. Главное - продать рукопись, остаться в десятке, быть на слуху".
С. Лукьяненко "Осенние визиты" 1997 год.

Двадцать лет прошло, а всё только усугубилось Не две из трех, но девять из десяти, и десятая всё время откладывается "на потом".
Все хотят жизнь сытую, а то что получается "ровненькие строчки, приятный шрифт, и такой же гладенький текст" - так это и не страшно. Закон творческой жизнедеятельности. Шоу-биз.

Правда, благодаря усилиям пиратов, прямая связь между "быть на слуху" и "продать рукопись" истончилась до прозрачности и работает со сбоями. Вот только новой связи между "написал отличную книгу" и "получил много денег" не возникает. Потому что за качество текста читатель не приучен платить.
Нет, отдельные читатели радостно покупают шедевры словесности - кто в подарок, кто на полку. Но таких единицы. С них мастер слова не выживет. А массе - что Пушкин, что Хвостов - всё едино.
Так как же ты, читатель со вкусом (если ты еще не утонул в океане безвкусицы), можешь спасти культуру от угасания?
bodeh: (думает)


Кажется, я понял, по какому критерию теперь отбирают тексты худла для издания: берут те тексты, которые наиболее быстро, качественно и незаметно отключают мозг читающему.
Ведь читают теперь именно для этого: отключиться от тягот жизни хотя бы через книгу.

Интересно, куда смотрит Роскомнадзор и ФСКН России?
Причём жертва подсаживается и становится неспособна к чтению других книг - невыключенный мозг давит. А уж если при чтении ещё и думать надо, то отвращение усиливается стократ!
А учитывая, насколько качественно издаются книги, ситуация всё больше становится похожей на планомерное подсаживание.

bodeh: (думает)
Придумалась вдруг ещё одна причина, почему электронные книги так неохотно покупаются (в масштабах страны доля рынка электрокниг - всего 2-3% сейчас и 10% в перспективе, по прогнозам таинственных экспертов).
Помимо уже не раз озвученных причин, таких как:

  • Непривычности/недоступности электронных книг для основной читающей массы (ещё многие потенциальные читатели не обладают доступом к интернету/устройствами для чтения либо не умеют ими пользоваться) и им проще пользоваться бумажной книгой, хотя неумолимое наступление научно-технического прогресса и неудержимый бег времени постепенно сокращает их число.

  • Неадекватность цены за нематериальное.

  • Нет возможности прицениться к книге до покупки.

  • Не все бумажные книги есть в электронном виде.


Придумалась ещё одна:

  • невозможность получить какую-либо выгоду за купленную книгу, когда она стала не нужна.

Ведь бумажную книгу, хоть и нельзя сдать обратно в магазин (если только в ней нет брака) можно:

  • Сдать в мукулатуру (пусть копейки, но собрание сочинений Донцовой весит не так уж и мало).

  • Сдать на комиссию букинистам (вдруг она ценная?).

  • Продать желающему её приобрести (водруг кто-то собирает?)

  • Обменять у кого-то на нужную книгу, запустить в буккроссинг.

  • Сдать в библиотеку/детдом/отдать безвозмездно. Пусть в карму, но плюсик.

bodeh: (Битти смотрит вниз)
Подумалось вдруг, что вся суть "Сумерек" хорошо укладывается в старую-старую песню....
Read more... )
bodeh: (Битти думает)

Чем больше я разглядываю "борьбу" копирастов с "пиратами", тем яснее понимаю, что вне зависимости от результатов этой "борьбы" в выигрыше останутся посредники между автором и читателем.

bodeh: (prodigal sorcerer)

А вы знаете, в чём главное различие между Шерлоком Холмсом, Ниро Вульфом и Эрастом Фандориным?

Читать далее… )
bodeh: (prodigal sorcerer)

Если бы МТА были молодыми талантливыми архитекторами, представляете, какие бы они тогда дома строили? Гауди бы в гробу перевернулся бы: они бы Скарябу Вонилию за два месяца бы выстроили. На частные пожертвования. Правда без крыши и черновой вариант, но это только потому, что меценаты жадные, а то бы они отгрохали бы! Дворец из мультфильма "Падал прошлогодний снег", не меньше!

bodeh: (Битти)
Когда я был юн и жил в другой стране, попалась мне на книжном развале книжка. Тоненькая, всего-то в 200 страничек, продавалась за бесценок. Купил, прочитал запоем. Как же - космоопера + боевик, по тем временам это было захватывающе.
Но уже тогда перечитывать книгу мне отчего-то не захотелось, хотя в те времена я еще не знал ни про "мэрисьюшность", ни про шаблонное писево.
Недавно попытался перечитать - и не смог. А ведь считалась лучшей книгой автора.

Каковы же тогда остальные?
bodeh: (prodigal sorcerer)
Люди платят только тогда, когда ресурс ограничен. Количество перевешивает качество.
В вопросе отношений писателя и читателя в случае электронных книг позиции обеих сторон несовместимы никак: писатель не желает трудиться даром, читатель не желает покупать воздух.
Читатель приучен, что ценность книги - свойство материального объекта и задается качественностью бумаги, переплета, иллюстраций, имени на обложке и лишь в последнюю очередь - качественностью текста. Покетбук всегда дешевле золотообрезного томика в кожаном переплете.
Писатель же ставит во главу угла качественность текста, свой труд по его написанию.
В случае электронных книг читатель в растерянности: он не понимает, за что платить-то? Бумаги нет, переплета нет, иллюстрации бывают редко, остается лишь имя с обложки.
А за качество текста он никогда и не платил.
bodeh: (Битти смеется)
Джейсон Меркоски (Jason Merkoski), цифровой революционер, технологический евангелист, разработчик электронной книги Amazon Kindle и прочая, и прочая, и прочая рассказал «Афише Daily» о будущем книжной культуры и о тех трендах, которые будут формировать читательский опыт в ближайшее десятилетие.
https://daily.afisha.ru/brain/1451-sozdatel-kindle-o-tom-kak-i-chto-my-budem-chitat-cherez-10-let/


Прочитал я это "бла-бла-бла" и не понял, как фраза "если вы хотите усвоить его[контент], нужно читать углубленно, проникая в смыслы и считывая нарративы" сочетается с остальным безудержным полётом фантазии продавца пустопорожнего контента, потребляя который "мы [...] становимся быстрее и умнее", пусть и с ремаркой, "Настала эра короткого контента, уже выпускаются «SMS-романы» и даже «emoji-романы», хотя подобное упрощение формата превратит нас в недалеких людей с упавшими умственными способностями"?
Особенно "порадовала" изящная подмена понятий глагола "читать" на "потреблять контент" и как следствие, восхваление "Концепта «единой книги», призванной объединить все знания с помощью гиперссылок", схожего с "Amazon X-Ray, где можно остановить фильм в любой момент и получить дополнительную информацию об актерах, играющих в конкретной сцене".
Вот только почему-то сей неглупый человек как-то выпускает из виду, что если я остановил фильм и начал получать допинформацию, я перестал смотреть фильм. То есть фильм мне стал неинтересен! Так же и с "единой книгой" - пошел по ссылке со слова "гомункулус" в Википедию, очнулся через два часа, читая статью про Пунические войны. А книга где? Уже забыл, о чём читал.
Прав был Кирилл Кобрин, говоря: "Если же вы в ленивых поисках чтива натыкаетесь в сети на «Марш Радецкого» Рота, пробегаете глазами пару электронных страниц, а затем по гиперссылке идете вслед за словом «сливовица» на сайт винокуров, после чего, соблазненные выставленным там фото богемских лесов, бродите по Google map, чтобы потом, пытаясь понять происхождение слова Bohemia, провести пару минут в Wiki и завершить surfing прослушиванием «Bohemian Rhapsody» группы Queen на YouTube, — то вы не получаете ровным счетом никакого знания. Наоборот, бессмысленно тратя время и энергию, вы совершаете очевидное преступление перед собой и человечеством".
bodeh: (Битти думает)
В конце концов, мы живем в век, когда писатели уже не представляют ценности. Писатель в наше время – как бумажная салфетка: в нее сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают… Писатели не имеют своего лица.

Почти цитата из "451 градус по Фаренгейту" Р. Брэдбери


Интересно, а кто приносит издательству больший доход - безликая армия писателей-однодневок, от чьих книг ломятся полки книжных или те немногие "звёзды", чьи имена у всех на слуху, тиражи больше на порядок-другой, а гонорары заоблачно высоки?
bodeh: (prodigal sorcerer)

Донести её до читателя - вот беда. Ибо читатель нынче ленив и нелюбопытен.

bodeh: (Битти улыбается)

Знаете, почему у нас издаётся так много слабых книг? Потому что издатели хотят зарабатывать, а не работать.
А знаете, почему пишется так много слабых книг? Потому что писатели хотят зарабатывать, а не работать!
А знаете, почему читается так много слабых книг? Потому что читатели хотят расслабиться, а не думать.



bodeh: (prodigal sorcerer)

«Формат» — как много в этом слове для литератора слилось, как много в нём отозвалось...
«Ваш текст не подходит нам по формату» или просто «неформат» — наверное, самый частый вариант ответа издателей непризнанным гениям и прочим МТА.
Так что же это такое — «формат/неформат»?
Покопавшись в интернете, можно найти 1000 и 1 определение: это и «специфическая внутренняя организация произведения, соответствующая определённому жанру и стилю», и «жанровые предпочтения людей, покупающих книги», и «„формат“ — это произведение, более или менее удовлетворяющее требованиям издателя — этическим, эстетическим, коммерческим и т. д. Соответственно, «неформат» — это произведение, этим требованиям не удовлетворяющее», и «„формат“ — это требования не только к творчеству, но и к мастерству автора, это своеобразная „гарантия качества и продаваемости“ его произведений», и «формат в современном смысле — очень емкое слово. Оно подразумевает и то, что мы раньше обозначили бы как канон или, скажем, как жанр (формат мероприятия), и вообще любую совокупность заранее заданных свойств, необходимых для того, чтобы объект „вписывался“ в ситуацию, соответствовал определенным требованиям и ожиданиям, был успешным и эффективным».
Сублимировав сей гранит словес и сконденсировав суть, получаем простое и ясное определение: «формат — это то, что издатель знает, как продать». И никакого отношения к формату не имеют ни мастерство автора, ни грамотность, ни сюжет, ни этика-эстетика.
Главное — знает ли издатель, как продать данный образчик текста.
И мнится издателю, что творение разойдется хорошо лишь в том случае, если оно будет похоже на какую-либо книгу популярного автора. То есть, если в тексте есть эльфы-орки-человеки, колдуны-варвары-красавицы, волшебные школы и подростки значит это формат фэнтези (что-то, похожее на Толкиена, Говарда, Роулинг и т.д.). Если есть убийство, гениальный сыщик и его туповатый друг-помощник - значит формат детектива (Конан Дойл, Эдгар Алан По и т.д.). Есть бластеры-космос-галактические империи - явно произведение формата космоопера. Если же что-то незнакомое или всё вместе - то это чёрти-что и сбоку бантик, издателю непривычное, успешность и эффективность неизвестна, рисковать издатель не будет. Неформат.
В краткосрочной перспективе такая стратегия выглядит просто отлично и для издателя, и для написателя, и для читателя: издатель выпускает книги, которые будут покупать, написатель имеет перед глазами образцы успешных книг и готовые сюжетные схемы, а читатель... ну раз он это покупает, значит ему нравится, не так ли?
bodeh: (Битти думает)

В стародавние времена, когда писателей было мало, они творили не ради денег. Не потому, что они такие высокодуховные альтруисты, просто им за это никто не платил. Не нуждались. Ведь образованными, умеющими читать-писать становились люди не бедные. Нет, были, конечно, меценаты, которые оказывали помощь людям искусства (например, Гай Цильний Меценат оказал Вергилию помощь против насилия со стороны одного центуриона и хлопотал о возвращении отнятого имения), но ценностью в те времена был именно автор, а не его творения.
В средние века, когда читать-писать стали не только аристократы, возникла необходимость в тиражировании творений. Но деньги за экземпляры получали не авторы, а переписчики. А что же авторы?  Многие литературные сочинения подносились самодержцам и крупной знати, и за это было принято платить, причём цена вопроса, в общем случае, определялась известностью автора и могла доходить до вполне ощутимых сумм (французский король однажды отказался принять посвящение пьесы от величайшего французского драматурга Корнеля, решив, что столько денег двор в данное время потратить не готов). То есть ценность автора определялась уже известностью и распространенностью его произведений (к слову, тот же Корнель умер в нищете, потому что его пьесы перестали пользоваться успехо​м).
Постепенно, когда число грамотных стало расти (в всвязи с развитием учебных заведений), вопрос тиражирования встал настолько остро, что было изобретено книгопечатание. И всё заверте...
Художественная литература стала пользоваться широким спросом, и на место меценатов пришли издатели. А среди писателей стали появляться необеспеченные, для которых написание текстов "на потребу публике" стало основным доходом. 
Совсем недавно грянула очередная революция, пошатнувшая сложившиеся денежные отношения Писатель-Издатель-Читатель.
Каковы её последствия? Теперь писателями себя гордо именуют все эти милые и ужасающе малочитающие господа и дамы («это все равно, что называть "докторами", всех, кто когда-либо мазал разбитое детское колено зеленкой или ставил водочный компресс болеющему ангиной другу» по меткому выражению Александра Зорича), издатели громко плачут, что доходы падают, читатели кривятся, что тексты стали низкокачественные, в общем, всё плохо.
Что будет дальше?





bodeh: (prodigal sorcerer)

В современном книжном мире есть две противоборствующие силы: Издаватели и Раздаватели.

Каждая из них мнит другую злом, а себя - белыми и пушистыми; каждая из них стремится уничтожить другую; каждая имеет плюсы и минусы.

Вот только почему-то и те и те говорят только про свои плюсы и про чужие минусы.

Плюсы Раздавателей (именуемых также пиратами):

- дешевизна или "бесплатность";

- широта ассортимента;

Минусы Издавателей (именуемых также копирастами):

- давно изданную книгу невозможно приобрести;

- ведет к стагнации, монополизации и гону "метража" в ущерб качеству;

- заработок на продаже копий ведет к росту цен при перепродажных процессах;

- часто ведут себя, как "собаки на сене", блокируя издание автора;

- максимизируют свои прибыли за счет читателей (ценами на книги) и минимизируют расходы за счет авторов (снижением гонораров и тиражей);

- в погоне за прибылью снижают планку качества;

Минусы Раздавателей:

- бесплатность информации ведет к некритическому отношению к её ценности: "говно? Зато нахаляву";

- ломает сложившуюся схему оплаты труда писателя, не предлагая ничего взамен;

- некоторые пираты (те, кто вывешивают у себя чужие книги без ведома), зарабатывают на результате чужого труда;

- тащат всё, недописаеное, черновики, слабые работы, и крайне трудно в этих горах мусора найти качественное;

Плюсы Издавателей:

- худо-бедно, но фильтруют и редактируют тексты, отсекая полный шлак (хотя планка падает всё ниже);

- имеют работающие схемы оплаты труда автора;

Как писал классик: "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому ещё дородности Ивана Павловича…"

Profile

bodeh: (Default)
Воден

July 2017

M T W T F S S
     12
3 456789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags