bodeh: (волнение)
Какое счастье, что я не участвую в литконкурсах. Я бы сошёл с ума такое читать.

С самых первых страниц притягивает язык. Он тянется, обволакивая тебя и всё больше засасывая и затягивая внутрь книги.

книга читается быстро, здесь нет тормозящих фраз, сложных предложений, словом, динамика присутствует.

Как говорят китайцы, мне любовно и прельстиво возвращаться к мирам, в которые уже успел окунуться и разобраться, что к чему. Это сродни намерению завалиться в знакомую хату с намерением спросить, как их ничего у её обитателей.

Читая этот рассказ возникает какая то ностальгия по прошлым временам, где люди были добрее и услужливее

Роман в целом производит впечатление цельного произведения, хотя он и не окончен. Но логически завершён, это видно, и автор даёт понять, что продолжение следует.

всё это подано в атмосфере обстановки, которая описана настолько красочно и с такими деталями, что просто погружаешься в эту тоску. Особенно когда к этому добавляется описание запахов, деталей интерьера, погоды.

именно принц и его ехидные «шуточки» не дают книге скатиться в совсем уж наивную сказку о благородном разбойнике и храброй девице

Мне очень не хотелось идти варить борщ и что угодно в тот момент казалось жутко важным и интересным, кроме того пресловутого борща. Текст проглотила за три часа, пару раз чуть не подавилась. Борщ варить потом все равно пришлось, но речь не о нем.

В тексте есть несомненный плюс - легкость чтения и необремененность персонажей. Необремененность всем: начиная с глубины и заканчивая логикой. Зато читается влет! Думать не надо, догадываться ни о чем не надо, и логику в поступках и действиях персонажей искать тоже не надо. Еще один плюс текста - это идея. Да, да, она здесь есть! И если хорошо поискать, то даже и не одна.


bodeh: (прищурился)
В дополнение к предыдущему вопросу "Зачем нужны общественные библиотеки" цитата из лекции Нила Геймана "Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии":
У художественной литературы есть два назначения. Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится… в этом есть настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению. Чтение — это ключ. Несколько лет назад я слышал высказывания, что мы живем в «постграмотном» мире, где возможность извлекать смысл из письменного текста уже вторична, но эти дни прошли. Слова сейчас важнее чем когда- либо, мы исследуем мир с помощью слов, а так как мир соскальзывает в мировую паутину, мы следуем за ним, чтобы общаться и осознавать то, что мы читаем. Люди, которые не понимают друг друга, не могут обмениваться идеями, не могут общаться, а программы-переводчики делают только хуже.

И вторая вещь, которую делает художественная литература, — она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза — это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир — это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.
bodeh: (prodigal sorcerer)
«И книга, и фильм – продукты по большей части одноразового использования, поэтому единственно возможная схема торговли – "плати и бери". Песни же потребляются многократно – в частности, хиты до двухсот раз. Однократный доступ и даже несколько прослушиваний не лишают их покупательской привлекательности. На этом и строится модель продаж. Продюсеров не пугает прослушивание в магазине, не пугает трансляция по радио и TV. Их скорее настораживает трудная музыка, не вписывающаяся в формат эфирного предъявления и не схватываемая на лету».

Видимо, издатели руководствуются цитатами из книги «Экономика символического обмена».

P.S. У [livejournal.com profile] silent_jeronimo увидел ссылку на http://2k.livejournal.com/520078.html и подумал, что "Техника безопасности при работе с говном для работников умственного труда" висит в каждом издательстве и выдается в виде брошюрки МТА при подписании контракта.
bodeh: (prodigal sorcerer)

«Сетевые коммуникации, избавленные от посредников, открыли всему миру неэффективность копирайта, а также тесно связанного с ним крупного промышленного производства в культуре».

bodeh: (prodigal sorcerer)

«С того момента, как творец добровольно и осознанно или, наоборот, от безвыходности и по неведению, вручил бизнесмену хомут на самого себя, тот получает возможность предъявлять свои требования к его работе. Вот и получается, что произведения не просто циркулируют в соответствии с торговыми правилами, но изначально генерируются с оглядкой на последующее продвижение. Для творчества это в большинстве случаев губительно».

bodeh: (prodigal sorcerer)

«Ведь за двумя или тремя исключениями отвратительно пошлой и жалкой была детская литература предыдущей эпохи. Делали ее главным образом либо бездарности, либо оголтелые циники, и было похоже, что она специально стремится развратить и опоганить детей».
«Маленьких детей, как известно, нисколько не интересуют эпитеты, им нужны не качества, но действия. Речь, обращенная к ним, должна быть динамична и стремительна».

bodeh: (prodigal sorcerer)
«Датская Рулетка - старинная азартная игра. Придумал ее один датский принц. В игру можно играть одному, с партнером или всем миром вообще. Правила запредельно просты. Утром, после сна, прежде чем открыть глаза, игрок должен вспомнить то, ради чего ему стоит просыпаться. Если вспомнил - значит, выиграл. Если же не вспомнил - значит, игра проиграна и просыпаться не имеет смысла. Выигравший получает в награду день жизни и то самое, ради чего он, собственно, затеял этот день. Проигравший в Датскую Рулетку больше не просыпается».
bodeh: (prodigal sorcerer)

«Научные приемы и методы в качестве руководящих тенденций – если они сочетаются с талантом, вдохновением, чутьем – могут творить чудеса. Без этого непременного условия научность превращается в обузу: механическое, неодухотворенное применение в искусстве каких бы то ни было готовых рецептов – будь они архинаучны – неизменно приводит к банкротству. Нельзя делать себе фетиши из каких бы то ни было служебных теорий и принципов, нельзя приносить в жертву этим фетишам и свой вкус, и свое дарование».

bodeh: (брандмейстер)
«Издатель — это тот, кто отделяет семена от плевел — и печатает плевелы»
Э.Стивенсон
bodeh: (prodigal sorcerer)

При этом можно даже обойти молчанием тот факт, что употребление одного синонима вместо другого может соотноситься с различиями в образовании или социальном происхождении, так что, если, например, в романе вложить в уста некоего персонажа именно этот определенный синоним, а не какой-либо другой, это может помочь обрисовать интеллектуальный склад данного персонажа и потому скажется на общем смысле или значении того события, о котором повествуется в романе.

bodeh: (prodigal sorcerer)

…Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла… и литературу, которая ее не беспокоит… В итоге поэзия и художественные произведения содержат не то, что нужно, а то, что хочется; они не идут дальше толпы и выражают только то, что хотят лучшие из толпы.

bodeh: (prodigal sorcerer)

Графоманы — это не те люди, которые много пишут, писатели тоже пишут много. Но у писателя есть способность «повторного взгляда», когда он возвращается к своему тексту через месяц или два, видит, что он там наворотил, и приходит в ужас. А графоману его текст нравится всегда, он лишен способности отстраниться, и это основная проблема.

bodeh: (prodigal sorcerer)

Я стараюсь составлять список текущих дел перед сном и оставляю его возле часов.
Начинается он так:

1. Выключить будильник.
2. Не нажимать "повторить сигнал".
3. Встать с кровати.
4. Пойти в ванную.
5. Не ложиться обратно в кровать.
6. Спуститься вниз.
7. Сварить кофе.





Когда я сажусь выпить первую чашку кофе, я могу вычеркнуть уже семь пунктов. Это и выглядит впечатляюще, и на душе от этого хорошо. День свершений начат, пять минут - полет нормальный.

Джон Перри

bodeh: (prodigal sorcerer)

"Мне всегда представлялось, что люди культуры и литературы в частности примерно делятся на три категории. Одни, имея скромный талант и волю к труду, работают как проклятые на ниве культуры, доказывая свое право на существование. Или, если становится невмоготу, если воли маловато, – спиваются, кончают с собой или просто бросают к чертям этот адов труд. Другие обладают не столько талантом, этим даром Божьим (а отношения отца и сына – это всегда земная проекция отношений человека с Богом), сколько ловкостью и суммой более или менее удачных «придумок». Они как-то убеждают публику, что они не голь перекатная, а маркизы. Иногда публика им верит. Надо только быть смелее, нахальнее. Надо как можно увереннее опрокидывать традиционные представления о ценностях, о культурной иерархии, и публика непременно дрогнет. И, наконец, третьи, обладая и талантом, и волей к труду, и, главное, чувством ответственности перед наследством, распоряжаются им любовно, но осторожно, приумножая, а не разбазаривая его, но и не выдавая обычную мельницу за королевский замок".

bodeh: (prodigal sorcerer)

"... чтобы они научились главному, что делает писателя писателем, а не продавцом абстрактной духовности: умению строить сюжет и рождать персонажей, которые живут, дышат и говорят на страницах без аппаратов искусственного дыхания. Которые видны и слышны не потому, что автор подробно рассказал нам, как они выглядят и как говорят, а потому, что они составлены из собственных слов и жестов".

bodeh: (prodigal sorcerer)

"В жизни каждого есть что-нибудь, заставляющее пылко мечтать о мирах, отличных от нашего, в котором нам довелось жить, – альтруистический идеал справедливости, эгоистичное стремление удовлетворить самые потаенные мазохистские или садистские желания, вполне человеческое и понятное желание пережить какое-нибудь приключение, великую любовь и так далее, – о мирах, которые хочется сотворить из слов и в которых – обычно в зашифрованном виде – запечатлены как конфликты автора с реальным миром, так и иная реальность, на которую его порочная или благородная натура хотела бы заменить доставшуюся нам действительность".

bodeh: (prodigal sorcerer)
«Начинающие писатели часто ошибочно полагают, что если с одним волшебством получается хорошо, то с шестнадцатью волшебствами подряд должно получиться в шестнадцать раз лучше. Ничто не может быть дальше от правды. Хорошее фэнтези должно доходить до читателя исподволь, из воздуха, которым он дышит. Хорошее фэнтези надо вплетать в историю так, чтобы порой оно было почти неузнаваемым».
Рэй Брэдбери
bodeh: (prodigal sorcerer)

«Есть такие люди, которые похожи на испорченный градусник: сунешь градусник под мышку, взглянешь – а он ничего не показывает. Редактор не может быть испорченным градусником. Если вам от этих страниц не холодно и не жарко, не грустно и не смешно, то почему вы думаете, что они тронут читателя?»

bodeh: (prodigal sorcerer)
Еще много-много лет назад Лидия Чуковская, несколько утрируя, приводила такой довод оппонентов, отрицающих необходимость изучения и усвоения литературно-педагогического опыта таких мастеров, как С.Я. Маршак:
"Необходим? Опыт тридцатилетней давности? Да разве он не устарел ещё? Да ведь наши издательства выросли. Теперь это не какие-нибудь лаборатории, а настоящие фабрики… Может ли нам пригодиться опыт редакции, которая подолгу возилась с каждой рукописью, учила литераторов вдумываться в каждое слово, вникала в особенности языка и ритма, размышляла о творческих возможностях каждого? Все это, быть может, и отлично, да нам не до этих утонченных затей. Наши современные издательства выпускают столько книг, редакторы так сильно загружены, что и прочитать-то поступившую рукопись некогда, не то что вслушиваться в какой-то там ритм. Поступит в редакцию рукопись – редактор быстро, без задержки, не тратя времени на чтение, отправит ее рецензенту (какому? а это все равно, лишь бы числился в списках!), и уж тот разберется и в содержании, и в стиле. Когда редактор получит от рецензента рецензию – тогда, без большой затраты сил и времени, он и поймет, что ему думать о рукописи. Так-то быстрее. Мы ведь не лаборатория, мы фабрика. Нам дорого время".

С той поры минуло уже более полувека. Результаты вы можете видеть на полках книжных.
bodeh: (prodigal sorcerer)


"Вы, счастливцы, даже не ведаете, как это невыносимо, когда в голове нет ни одной мысли, а если она и есть, то на бумагу ее почему-то никак не перенесешь. А если и напишешь что-то, каждое слово кажется никчемным и тусклым и каждая фраза упирается в тупик. И тут ка-ак запаникуешь: не пишется — не заработаешь, а от таких мыслей еще хуже. К тому же подобное может тянуться годами, поэтому…

Можешь себе представить мое облегчение, когда Маунтджой позвонил мне, вызвал к себе в контору и заявил, будто придумал, как исцелить меня от простоя. Уверял, что знает способ помочь. И ведь не соврал. «Все, что от вас требуется, — сказал он тогда, — это раз в три месяца присылать мне две тысячи слов о чем угодно, на любую тему. Главное — чтобы вы сами их написали, не повторяясь и не перепевая старое, а сочиняли совершенно новое. Обещайте. А сдавать будете прямо мне на работу, в Городской совет». — «Но вдруг у меня и это не получится?» — возразил я. Маунтджой в ответ расхохотался и говорит: «В том-то весь и фокус!
Вообразите, будто я в силах — через Городской совет — отключить вам свет, газ, воду и прочее за задолженности, и дело у вас сразу пойдет как по маслу. Да, и еще представьте, что у вас перестанут вывозить мусор. Если вы по-настоящему испугаетесь такой угрозы, запросто накатаете две тысячи слов»".

Profile

bodeh: (Default)
Воден

July 2017

M T W T F S S
     12
3 456789
101112 13 141516
17181920 212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags