bodeh: (думает)
«Какие из всего этого сделать выводы?
Бодрячески порекомендовать не сдаваться и пообещать, что все будет хорошо, нет душевных сил. А звать на баррикады смешно. Впрочем, конечно, бороться с тем, что представляется глупым и вредным, надо. Хотя бы пассивно – не бежать впереди паровоза, не быть – вспомним Шварца – первым учеником. Не переводить и не писать хуже, пошлее, циничнее, чем вынуждают обстоятельства».

"С иностранного на неродной" Д.М. Бузаджи



***

25/08/2016 12:22
bodeh: (prodigal sorcerer)
"Согласно уголовному кодексу, тот, кто тайком сочиняет, распространяет, прячет или втихомолку демонстрирует публично любые плоды творчества, желая таким способом получить барыш или стяжать славу, наказывается изоляцией, принудительными работами, а в случае рецидива — темницей строгого режима с твердым ложем и бичеванием в каждую годовщину проступка. За контрабанду в общественные сферы таких идей, влияние которых сравнимо с бедствиями автомобилизма, кинематографии, телевидения и т. п. предусмотрены наказания вплоть до главного с пригвождением к позорному столбу и пожизненным принуждением пользоваться собственным изобретением. Подлежат наказанию также попытки к действию, а преднамеренность их влечет за собой клеймо «враг человека», которое ставится на лоб несмываемой краской. Зато бескорыстная графомания, именуемая Духовной Анархией, наказанию не подлежит; обвиненных в этом лиц все же, как опасных для общества, заключают в специальные заведения, гуманно предоставляя в их распоряжение избыток чернил и бумаги".
«Перикалипсис» Иоахима Ферзенгельда


bodeh: (думает)
Широко известная в узких кругах литературный критик Галина Юзефович задалась вопросом "почему в среднем отечественные фантасты так плохо пишут?" в своём ФБ и результат бурной дискуссии был немного предсказуем: «любая дискуссия о литературе неизбежно заканчивается проверенным и неодолимым тезисом "сам дурак"».

Хотя свой ответ на этот вопрос у меня есть.
bodeh: (думает)
Это странно, но обсуждая вопросы «интеллектуальной собственности», люди спорят в основном о прибыли и забывают главный аргумент – просвещение.
Возможность выбора, доступность, изобилие книг – вот что дало толчок развитию образования в США в 19 веке. Люди могли позволить себе читать, и уровень грамотности стал расти. И даже больше: будущие американские классики были воспитаны на этих книгах по 6-центов-за-штуку. Кто знает, как выглядела бы сейчас американская литература, если бы 150 лет назад книги Диккенса стоили 2.50$?


И ведь это правда: жадность человеческая наносит вреда гораздо больше, чем "пиратство".

  • Не было бы таких высоких цен на книги (зачастую никак не коррелирующих с качеством текста или издания).

  • Не было бы столь вырвиглазных иллюстраций, сляпанных в фотошопе из честно украденных картинок;

  • Не издавали бы тексты в авторской редакции, экономя на редакторе и корректоре;

  • Не писались бы тьмы и тьмы одноразовых текстов для наискорейшего издания пока тема не остыла;

Или жадность тут вовсе ни при чём?


З.Ы. Разгоревшаяся дискуссия в комментариях блестяще подтвердила главную мысль цитаты: люди спорят в основном о прибыли и забывают главный аргумент – просвещение.

З.З.Ы. «Вот ведь как все же интересно: любая дискуссия о литературе неизбежно заканчивается проверенным и неодолимым тезисом "сам дурак"». (с) Галина Юзефович
bodeh: (prodigal sorcerer)

"Чем меньше компетентен читатель, тем большее внимание он обращает на занимательную фабулу. Антек пнул в зад Маньку – больше ничего не происходит. Вопросы литературного мастерства, искусства повествования, языка их совершенно не интересуют. Существует молчаливое большинство читателей, о которых мне ничего не известно, но я имею некоторое представление о тех, кто на Западе пишет в любительских журналах и устраивает периодические конкурсы НФ. Вопросы литературы не существуют для них вообще! Вы понимаете, что это значит: не существуют?! Им, конечно, известно, что такое литературный вымысел, ведь это взрослые люди, но из этого ровно ничего не следует. Они вообще не слыхали о каком-то там Уэллсе! Как же, ведь это такая древность! Кому интересно читать книги с пожелтевшими страницами? Кому захочется носить брюки по моде 1947 года? Они не читают ничего, кроме фантастики. Знания о физике? Из НФ. О биологии? Из фантастики. Американские психологи попытались воссоздать психофизический тип таких читателей и авторов. И знаете, что оказалось? Чаще всего это молодые люди со множеством комплексов, страдающие от одиночества неудачники. Нередко им просто не везет с женщинами. Найдет такой субъект себе девушку – и очень скоро перестает издавать эти научно-фантастические журнальчики. Это просто средство приятельского общения".

Свежо? )

bodeh: (Битти думает)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] breg в меняем литературу
Как минимум в двух произведениях минувшего года можно увидеть достойную репрезентацию цифровой эпохи в русской литературе. Внешне они абсолютно несхожи между собой, но по своему подходу к преобразованию литературных канонов могут выступать как яркие представители новейшего жанра рассыпающегося романа. Потребность в выявлении этого жанра попробуем обосновать в двадцати пяти тезисах с иллюстрациями из рассыпающихся романов Александра Снегирева «Вера» и Владимира Данихнова «Колыбельная».


Постоянно что-то начинается и тут же кончается, но не происходит ничего нового, поскольку никакие изменения не стабилизируются. Все меняется, но нет ощущения перемен.
...
Автор акцентирует на портсигаре читательское внимание только для того, чтобы продемонстрировать архитектуру бесконечных развилок истории, на которые деталь могла бы повлиять, альтернативных течений сюжета. И тут же забыть о нем навсегда.
Детали романа перестали быть кирпичами соборной архитектуры произведения, а снова стали элементами конструктора. Их предназначение – занять мелкую моторику мысли читателя, пока автор заполняет многофигурную доску сложными смыслами.
Автору детали нужны лишь для генерирования развилок истории как иллюстрации невозможности сознательного действия персонажа, наличия у субъекта выбора.
Завязка и развязка рассыпающихся романов – это фальшивые фасады, издевательская имитация законов повествования. На последней странице ничего не заканчивается, да и на первой мало что начиналось, по сути.

http://magazines.russ.ru/october/2016/5/rassypayushijsya-roman.html
bodeh: (prodigal sorcerer)
«И книга, и фильм – продукты по большей части одноразового использования, поэтому единственно возможная схема торговли – "плати и бери". Песни же потребляются многократно – в частности, хиты до двухсот раз. Однократный доступ и даже несколько прослушиваний не лишают их покупательской привлекательности. На этом и строится модель продаж. Продюсеров не пугает прослушивание в магазине, не пугает трансляция по радио и TV. Их скорее настораживает трудная музыка, не вписывающаяся в формат эфирного предъявления и не схватываемая на лету».

Видимо, издатели руководствуются цитатами из книги «Экономика символического обмена».

P.S. У [livejournal.com profile] silent_jeronimo увидел ссылку на http://2k.livejournal.com/520078.html и подумал, что "Техника безопасности при работе с говном для работников умственного труда" висит в каждом издательстве и выдается в виде брошюрки МТА при подписании контракта.
bodeh: (prodigal sorcerer)

«Сетевые коммуникации, избавленные от посредников, открыли всему миру неэффективность копирайта, а также тесно связанного с ним крупного промышленного производства в культуре».

bodeh: (prodigal sorcerer)

«С того момента, как творец добровольно и осознанно или, наоборот, от безвыходности и по неведению, вручил бизнесмену хомут на самого себя, тот получает возможность предъявлять свои требования к его работе. Вот и получается, что произведения не просто циркулируют в соответствии с торговыми правилами, но изначально генерируются с оглядкой на последующее продвижение. Для творчества это в большинстве случаев губительно».

bodeh: (prodigal sorcerer)

«Ведь за двумя или тремя исключениями отвратительно пошлой и жалкой была детская литература предыдущей эпохи. Делали ее главным образом либо бездарности, либо оголтелые циники, и было похоже, что она специально стремится развратить и опоганить детей».
«Маленьких детей, как известно, нисколько не интересуют эпитеты, им нужны не качества, но действия. Речь, обращенная к ним, должна быть динамична и стремительна».

bodeh: (prodigal sorcerer)
«Датская Рулетка - старинная азартная игра. Придумал ее один датский принц. В игру можно играть одному, с партнером или всем миром вообще. Правила запредельно просты. Утром, после сна, прежде чем открыть глаза, игрок должен вспомнить то, ради чего ему стоит просыпаться. Если вспомнил - значит, выиграл. Если же не вспомнил - значит, игра проиграна и просыпаться не имеет смысла. Выигравший получает в награду день жизни и то самое, ради чего он, собственно, затеял этот день. Проигравший в Датскую Рулетку больше не просыпается».
bodeh: (prodigal sorcerer)

«Научные приемы и методы в качестве руководящих тенденций – если они сочетаются с талантом, вдохновением, чутьем – могут творить чудеса. Без этого непременного условия научность превращается в обузу: механическое, неодухотворенное применение в искусстве каких бы то ни было готовых рецептов – будь они архинаучны – неизменно приводит к банкротству. Нельзя делать себе фетиши из каких бы то ни было служебных теорий и принципов, нельзя приносить в жертву этим фетишам и свой вкус, и свое дарование».

bodeh: (брандмейстер)
«Издатель — это тот, кто отделяет семена от плевел — и печатает плевелы»
Э.Стивенсон
bodeh: (prodigal sorcerer)

При этом можно даже обойти молчанием тот факт, что употребление одного синонима вместо другого может соотноситься с различиями в образовании или социальном происхождении, так что, если, например, в романе вложить в уста некоего персонажа именно этот определенный синоним, а не какой-либо другой, это может помочь обрисовать интеллектуальный склад данного персонажа и потому скажется на общем смысле или значении того события, о котором повествуется в романе.

bodeh: (prodigal sorcerer)

…Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла… и литературу, которая ее не беспокоит… В итоге поэзия и художественные произведения содержат не то, что нужно, а то, что хочется; они не идут дальше толпы и выражают только то, что хотят лучшие из толпы.

bodeh: (prodigal sorcerer)

Графоманы — это не те люди, которые много пишут, писатели тоже пишут много. Но у писателя есть способность «повторного взгляда», когда он возвращается к своему тексту через месяц или два, видит, что он там наворотил, и приходит в ужас. А графоману его текст нравится всегда, он лишен способности отстраниться, и это основная проблема.

bodeh: (prodigal sorcerer)

Я стараюсь составлять список текущих дел перед сном и оставляю его возле часов.
Начинается он так:

1. Выключить будильник.
2. Не нажимать "повторить сигнал".
3. Встать с кровати.
4. Пойти в ванную.
5. Не ложиться обратно в кровать.
6. Спуститься вниз.
7. Сварить кофе.





Когда я сажусь выпить первую чашку кофе, я могу вычеркнуть уже семь пунктов. Это и выглядит впечатляюще, и на душе от этого хорошо. День свершений начат, пять минут - полет нормальный.

Джон Перри

bodeh: (prodigal sorcerer)

"Мне всегда представлялось, что люди культуры и литературы в частности примерно делятся на три категории. Одни, имея скромный талант и волю к труду, работают как проклятые на ниве культуры, доказывая свое право на существование. Или, если становится невмоготу, если воли маловато, – спиваются, кончают с собой или просто бросают к чертям этот адов труд. Другие обладают не столько талантом, этим даром Божьим (а отношения отца и сына – это всегда земная проекция отношений человека с Богом), сколько ловкостью и суммой более или менее удачных «придумок». Они как-то убеждают публику, что они не голь перекатная, а маркизы. Иногда публика им верит. Надо только быть смелее, нахальнее. Надо как можно увереннее опрокидывать традиционные представления о ценностях, о культурной иерархии, и публика непременно дрогнет. И, наконец, третьи, обладая и талантом, и волей к труду, и, главное, чувством ответственности перед наследством, распоряжаются им любовно, но осторожно, приумножая, а не разбазаривая его, но и не выдавая обычную мельницу за королевский замок".

bodeh: (prodigal sorcerer)

"... чтобы они научились главному, что делает писателя писателем, а не продавцом абстрактной духовности: умению строить сюжет и рождать персонажей, которые живут, дышат и говорят на страницах без аппаратов искусственного дыхания. Которые видны и слышны не потому, что автор подробно рассказал нам, как они выглядят и как говорят, а потому, что они составлены из собственных слов и жестов".

Profile

bodeh: (Default)
Воден

August 2017

M T W T F S S
 12 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags